Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Умный игрок чуть не обрушил экономику EVE Online

Умный игрок чуть не обрушил экономику EVE Online

Исполнительный директор компании CCP рассказал, как в прошлом году один игрок ради собственной выгоды чуть не обрушил всю экономику космической...

Posted by Алексей Орлов on 6 фев 2018, 22:52

from Facebook

Лекции о мифах в экономике

Нашел интересный проект Экономический факультет Фонда Гайдара, Inlibery и Дождя о мифах в экономике. Делюсь.



1. В первой лекции «Трудовое законодательство защищает работника?» куратор «Экономического факультета» Вадим Новиков (по ссылке здесь и далее расшифровка лекции ) на примерах борьбы с луддитами, индийскими кобрами, призывной армией, преступностью и даже собственными соседями рассказывает, в чем прелесть экономической науки, чем она полезна на практике и почему конкуренция — это хорошо, хотя и не очень приятно.



2. Владимир Назаров: «Трудовое законодательство защищает работника?» Считается, что трудовые законы и вообще любые законы, запрещающие эксплуатацию («несправедливые условия обмена»), защищают слабую сторону договора. В реальности они нередко наносят ей вред, лишая гибкости в переговорах или делая для нее невозможным заключение выгодных, пусть даже и недостаточно выгодных, соглашений.


Collapse )

Как перехитрить монополию

Утащено с dirty.ru. Автор Straight1

Итак, на заре 20 века Герберт Доу (Herbert Dow) изобрёл дешёвый способ получения брома, и немедленно основал компанию по его производству, продавая его по 36 центов за фунт. Однако он не мог выйти на европейский рынок, контролируемый немецким химическим картелем, продававшим бром по 49 центов за фунт. Было очевидно, что немцы не собирались выходить на американский рынок до тех пор, пока американские производители держались в его пределах.

Однако настал день, когда спрос снизился, и Доу пришлось расширяться. Начал он с Англии, где легко перебил установленную картелем цену. Разумеется, через какое–то время в американском офисе компании появился немец, настоятельно рекомендовавший Доу как можно скорее убираться с европейского рынка. Доу, в свою очередь, отказался.

Вскоре после этого немецкий бром появился в США по 15 центов за фунт, что было не только ниже цены Доу, но и ниже себестоимости брома для немецкого картеля. Разумеется, Доу не мог вступать в ценовую борьбу. Вместо этого он прекратил торговлю на американском рынке, и начал тайно скупать весь немецкий бром, до которого мог дотянуться. Далее бром переупаковывался в фирменные банки и отправлялся в Европу по цене в 27 центов за фунт. В это время немцев сильно беспокоили два момента: почему Доу до сих пор в деле, и откуда в США такой небывалый спрос на бром.

Картель решил усугубить ситуацию снижением цены на американском рынке сначала до 12, а затем и до 10 центов за фунт, и Доу с удовольствием покупал всё больше и больше, завоёвывая всё большую и большую долю на европейском рынке. Так Доу поверг немецкую монополию, и фантастически расширил бизнес, а потребители получили возможность покупать бром по более низким ценам.

Доу, однако, на этом не остановился, и повторил трюк на рынках красителей и магния.

Источник: http://www.mackinac.org/article.aspx?ID=31

Продолжение из комментов. Цитата из книги Джозефа Хеллера "Уловка–22"

— Я не понимаю, зачем ты покупаешь яйца по семь центов за штуку, а продаешь их по пять центов за штуку, сказал ему Йоссариан, сидя в кресле второго пилота.
— Как это зачем? Чтобы получить прибыль.
— Да разве так можно получить прибыль? Ведь ты теряешь по два цента на каждом яйце.
— Зато получаю три с четвертью цента прибыли на каждом яйце, продавая их по четыре с четвертью цента за штуку тем самым мальтийским торговцам, у которых закупаю по семь. Вернее не я, а синдикат. И каждый получает свою долю.
— Так–так, — чувствуя, что начинает понимать, оживился Йоссариан, — и значит люди, которым ты продаешь яйца по четыре с четвертью цента за штуку, получают на каждом яйце цент и три четверти цента прибыли, продавая их тебе за семь? Верно? А тогда почему бы тебе не продавать яйца напрямую себе самому, чтобы исключить тех, у кого ты их покупаешь?
— Да потому, что я покупаю их у самого себя, — объяснил ему Мило. — Я получаю три с четвертью цента прибыли на каждом яйце, когда продаю, и три с четвертью цента, когда снова покупаю. А поскольку я каждый раз имею дело с самим собой, то получаю в общей сложности шесть центов прибыли на каждом яйце. В убыток у меня идет всего два цента — при продаже яиц столовым по пять центов за штуку. Понимаешь теперь, как я получаю прибыль, покупая яйца по семь и продавая их по пять центов штука?

Дзен стоимости

Недавно в блоге уважаемого Александра Клейна обнаружил вопрос: “Повышение производительности труда уменьшает или увеличивает количество труда?

Мои попытки порассуждать на эту тему в блоге на Фэйсбуке автора не увенчались успехом. Я наткнулся на явное различие в наших подходах и аппаратах. Но все объяснил вот этот пост. И тут я понял, что аппарат политэкономии, которым все еще пользуются  просто опасен, потому что  въелся не только в сознание, но и в подсознание. Даже бухгалтерский учет поддерживает эту идею. Не думаю что смогу переубедить Александра, но может быть мои рассуждения уберегут от ошибок в управлении?

И ладно, если бы это было бы только чьим то рассуждением о природе стоимости. Что плохого, в том, что кто-то считает, что “стоимость любого товара определяется «сгустком труда», точнее, «суммой сгустков труда», вложенных в товар при его производстве”?

Однако для понимания природы бизнеса идея что труд представляет сам по себе ценность вредна. Труд это только затраты. Затраты как таковые не создают стоимости. Я говорю, конечно, о труде и затратах в рамках разделения труда, поскольку что труд для себя любимого может быть ценен сам по себе и создавать какую то ведомую только себе самому стоимость. Неверная ментальная карта мешает принимать многие управленческие решения.


Collapse )

Лукавые цифры

Сколько бы не говорили о пути "от сохи до атомной бомбы" социализм и распределительный капитализм (как сейчас в России) не показывает способности к существенному росту. В лучшем случае это догоняющее развитие, причем со снижением планки. Если в 30е никак не могли догнать США, то теперь Португалию. А всего то нужно чуть меньше ручки эконмики крутить.

Да, оригинал статьи Ханина тут: odnako.org/magazine/material/show_16335/

Оригинал взят у domestic_lynx в СЛАВА БОГУ, Я НОРМАЛЬНАЯ!
В журнале «Однако» интервью Григория Ханина про современное экономическое положение. Когда-то бесконечно давно, в 1987, в Перестройку, Ханин в одночасье стал бешено популярным благодаря совместной с журналистом Селюниным статье «Лукавая цифра», напечатанной в «Новом мире». Там он говорил о том, что на самом деле советская экономика не показала за годы советской власти того гигантского роста, о котором твердила советская пропаганда. То есть национальный доход СССР с 20-х по 80-е годы вырос не в 90 раз, а всего лишь в 6,9. Тоже, конечно, прилично, но не так впечатляюще. Расхождение такое возникло из-за того, что не учитывалась инфляция, которой в СССР вроде и не было, а она на самом деле – была. Помню, как предавали друг другу затрёпанный номер «Нового мира» со статьей: вот-де почитай правду, как нам все эти годы врали. Врали, врали большевики. Вот теперь мы скажем всю правду-истину и пойдёт -закрутится невиданное развитие. Выражение «лукавая цифра» разлетелась, стало «крылатым словом». Это было удивительное время: кооперативы, надежды, на горизонте маячит «свободный труд свободно собравшихся людей».

Вернёмся, впрочем, к Ханину.

Как получил Ханин свои «нелукавые» цифры? Очень просто: он опирался на натуральные показатели. То есть на то, что современным и продвинутым кажется убогими и устарелым: на тонны зерна, угля, метры ткани, киловатты энергии, штуки тракторов и комбайнов, а не на денежные показатели. Эти цифры, по его наблюдениям, были довольно достоверными в советских статистических справочниках. Это естественно: если бы и их искажали в угоду пропаганде, никакое руководство экономикой было бы радикально невозможным. А оно всё-таки осуществлялось. До сих пор мы живём на изношенной, утомлённой, заезженной советской инфраструктуре.

Прошло больше двадцати лет, а старый экономист делает ровно то же самое: он изобличает лукавые цифры и изучает российскую экономику как она есть. Меня всегда завораживали люди, которые десятилетиями честно исполняют свой долг, не суетясь и не извиваясь в духе времени. Таков, как мне кажется, экономист Ханин.

И, знаете, то, что вырисовывается в результате его исследований, неожиданно производит лично на меня впечатление какого-то свежего ветерка что ли… Что-то чистое и ясное просматривается. А то мне иногда кажется, что я вижу какую-то иную действительность. Мне видится тотальная разруха, пейзаж, словно после бомбёжки, а другие видят развитие, модернизацию. При этом «другие» – это власти предержащие, мужи разума и совета. Хотя не только они - многие обыватели тоже видят замечательное развитие. Мне кажется, что мы находимся на краю пропасти, а люди обсуждают какие-то несоразмерные пропасти смешные пустяки, вроде честных выборов, или каких-то допотопных репрессий злой советской власти. Может, у меня какое-то извращённое восприятие? Может, мне уже пора зайти пообследоваться?

Так вот исследование Ханина именно и говорит: разруха. Притом основываясь на реальных, физических показателях. Слава Богу, я нормальная, я вижу то, что есть.

Ну ладно, хватит обо мне, поговорим о Ханине, вернее, о его исследовании. К каким выводам он пришёл?

Выводы такие.

РФ ещё не достигла уровня ВВП 1987 года. Поэтому все разговоры об удвоении ВВП, опережающем развитии, модернизации – это всё плоды прекраснодушной мечтательности. «…за двадцать лет, - говорит Ханин, - произошло беспрецедентное, большее, чем во время Великой Отечественной войны, сокращение основных фондов, т.е. материальной базы экономики. Часть этих фондов разрушена и растащена, сдана на металлолом, часть крайне изношена». И мы сидим на этих ржавых развалинах и по-маниловски мечтаем перенестись в мир нано- и ино.

Кто-то что-то бредит о повышении производительности труда (об этом, кажется, вписали даже что-то в статью Путина). На самом деле, она, производительность, никогда не бывшая особо высокой и при советской власти, за годы гламура и прав человека упала на 30%.

Открыл Ханин и ещё одно массовое жульничество – недооценку стоимости основных фондов в 4 - 4,5 раза. Отсюда искусственно уменьшенная амортизация, что искусственно уменьшает производственные затраты, одновременно накачивая прибыльность и рентабельность. «Это величайший статистический скандал, - пишет Ханин. – При такой статистике основных фондов управлять экономикой невозможно». Ну да, невозможно. Ею никто и не управляет. А кто будет управлять? Тётенька Нигматуллина что ли?

Успехи экономического развития 1999 – 2007 годов, о чём так много звенели, (помните: «Россия поднимается с колен!»), так вот все они, успехи, – чисто восстановительные. То есть это не создание нового, а подлатывание на живую нитку того, что было при советской власти. Вроде как мы в наших Ростовских хозяйствах, полностью рухнувших после роспуска колхозов-совхозов, кое-как восстанавливали поливную систему. Прогресс: вчера не было поливной системы, а сейчас есть! Прогресс, конечно, если не учитывать, что всё это БЫЛО до коллапса 90-х, и в гораздо больших масштабах. К тому же в нулевых годах постоянно росла цена на нашу нефть – это главный фактор прогресса. Помню, накануне кризиса, в конце правления Путина, промелькнула идея – поставить памятник отцу и благодетелю Путину, при котором достигнуто такое дивное развитие. Мой муж тогда, помнится, сказал, что лучший памятник будет бочка нефти с надписью: «100 $. Благодарная Россия».

Но никто этого в полной мере не понимает. Буквально на днях я беседовала с моим компаньоном по одному маленькому бизнесу – мужчиной лет 35. У него в голове совершенно иная картина. «Ну, сравните, - говорит, - что было 10 лет назад, и сейчас. Сколько всего построили, как выросло благосостояние. Налицо прогресс». Лично у него, в самом деле прогресс. Есть деньги, хорошая квартира, добрая жена-домохозяйка, растёт дочка. Да и вокруг сплошной прогресс: одних ресторанов сколько пооткрывалось.

Гламурная журналистка назвала своё сочинение «Слава богу, я VIP». Я на такое не замахиваюсь, куда мне. Я всего лишь с облегчением произношу: «Слава Богу, я нормальная». Всё-таки, знаете, «не дай не Бог сойти с ума, уж лучше посох и сума». За это большое спасибо старому замкадскому (он из Новосибирска) экономисту Ханину.

Что можно сделать в условиях нашей разрухи? Об этом завтра.

Экономические основы крепостного права

Подсмотрел у scholar_vit  интересную гипотезу о возникновении нового рабства на Руси.
 

Стандартная история появления и исчезновения института рабства обычно излагается очень упрощённо. Дескать, на примитивном уровне технологии иметь раба было выгодно. По мере усложнения техники рабский труд становится все менее выгодным по сравнению с трудом свободного работника, и рабство отмирает.

Такое объяснение, однако, плохо помогает понять, как возникло Второе Крепостное Право (имеется в виду не ВКП(б), а закрепощение крестьян в России и Восточной Европе 15-16 веках). Неясно, в чем состоял технический регресс в России 14 века, сделавший рабство выгодным. Больше того, развитие рабства в США во многом было обязано как раз прогрессу в технологии: изобретению хлопкоочистительной машины Уитни.

В классической статье Домара экономика рабства рассматривается более аккуратно. Автор отмечает простую мысль: надо сравнивать не только производительность труда раба и свободного человека, но и расходы на его содержание. Следуя анализу Ключевского, Домар объясняет Второе Крепостное Право успехом России в преодолении угрозы кочевников. Это освободило обширные земли на востоке и юго-востоке. Свободный крестьянин мог просто уйти и завести свое хозяйство. Чтобы он этого не сделал, ему надо было много платить, а значит, рента землевладельца (разница между продуктом крестьянина и его платой) была мала. Государство, однако, было заинтересовано в создании класса землевладельцев-дворян: они составляли основу армии. Иначе говоря, и дворяне, и царь нуждались в закрепощении крестьян. Разумеется, суммарный продукт при этом получался ниже, чем при свободном крестьянстве (жалобы на безобразное ведение сельского хозяйства, "пятьсот лет пашем, но пахать толком не научились", были общим местом русской литературы 19 века), но это было платой за выбранную модель государства.

Аналогично автор рассматривает историю рабовладения в США. И здесь обширные неосвоенные земли делали невозможной высокую земельную ренту при наличии свободных работников. Отсюда многочисленные попытки ввести рабство: испанцы пытались закрепостить индейцев, в ранних североамериканских колониях использовался труд "белых рабов" (indentured servants) - на самом деле импорт рабов из Африки был только одной из таких попыток, правда, наиболее успешной.

Из этого следует интересный вывод: традиционное общество, обычно ассоциирующееся с рабством, на самом деле часто способствует его отмене. В "мальтузианском режиме", когда природные ресурсы ограничены, а людей много, рабовладение становится невыгодным: к чему бич надсмотрщика, если голод способствует послушанию гораздо более эффективно?

Разумеется, у этой теории есть свои трудности. Например, неясно, почему депопуляция Западной Европы после Великой Чумы не привела ко Второму Крепостному Праву там. Автор предлагает несколько объяснений (роль магнатов, распространение овцеводства в Англии), но соглашается с тем, что большой ясности тут нет.

 

О роли откатов в экономике - детям

Вот такие задачки предлагают решать детям. Там и другие интересные есть, но эта особенно хороша!

Крестьянин и царь

Крестьянин пришел к царю и попросил: «Царь, позволь мне взять одно яблоко из твоего сада». Царь ему разрешил. Пошел крестьянин к саду и видит: весь сад огорожен тройным забором. Каждый забор имеет только одни ворота, и около каждых ворот стоит страж. Подошел крестьянин к первому стражу и сказал: «Царь разрешил мне взять одно яблоко из сада». «Возьми, но при выходе должен будешь отдать мне половину яблок, что возьмешь, и еще одно», - поставил условие страж. Это же повторили ему второй и третий, которые охраняли другие ворота. Сколько яблок должен взять крестьянин, чтобы после того, как отдаст положенные части трем стражам, у него осталось одно яблоко

Дэн Пинк о мотивации

Почему не работают системы мотивации? Грейды, премии и другие материальные стимулы иногда только вносят сумятицу в умы сотрудников. Однако менеджеры упорно пытаются связать такие тонкие вещи как вдохновение, удачу, креативность с уровнем оплаты и сердятся на подчиненных, когда это снова и снова не срабатывают.

Дэн Пинк, исследователь мотивации, рассказывает о тайнах мотивации известных... учёным, но не менеджерам. На самом деле, идея связать вознаграждение и результаты труда не столь эффективна, как считалось ранее.

Посмотрите его искрометное выступление на ТЕД (есть русские субтитры - переключается правее кнопки пуск) или прочтите транскрипт его речи в конце поста на русском.


Collapse )

Прогнозы

Иногда, даже самая глупая мысль начинает сбываться стремительно. В 2006 году Дмитрий Быков написал книгу ЖД (настоятельно рекомендую), действие которой происходит в недалеком будущем. В России идет гражданская война, после грандиозного передела мира, вызванного тем, что все экономики мира перешли на новый энергетический носитель - флогистон:

Полная изоляция России от прочего мира, позволившая ей наконец без помех разыгрывать свою торжественную мистерию, происходила единственно оттого, что она оказалась в числе государств, не имевших флогистона. Непонятно, как в стране, столь богато оделенной от Господа лесами, реками, нефтью, юфтью, финифтью, пенькой и ворванью, не нашлось пустякового газа, которого никто никогда не видел и на котором таинственно держалась теперь вся мировая промышленность. На флогистоне ездили автомобили, бездымно работали фабрики, делались бешеные деньги – а Россия по-прежнему ездила на бензине, которого у нее теперь хоть залейся, ибо нефти никто не покупал. Запасы флогистона обнаружились везде – в Штатах, в Африке и даже в Антарктиде; в хазарском Каганате его было столько, что в стране не осталось участка земли без скважины, – не было его только на исламском Востоке и на всей российской территории, строго по фанице; оскорбительное издевательство природы начиналось немедленно за российскими пределами, в презренной Польше. Из-за проклятого газа прекратилась столь перспективная было война на Ближнем Востоке, где Штаты увязли накрепко; ислам из мировой религии сделался чем-то провинциальным и почти вегетарианским. Честно сказать, Плоскорылов ненавидел флогистон. Он не до конца в него верил. Это явно было подлое хазарское изобретение, и конспирологическая теория выходила на диво стройной; оставалось понять, как на этой грандиозной ЖДовской лжи крутятся моторы.

Так вот, оказалось что такой прогноз возможен в реальности. Высокие цены на нефть вызвали к жизни разработки добычи ископаемых, за которые раньше не брались. Это сланцевый газ и нефть из битумных песков. Вот прогнозы Сергея Алексашенко:

Если говорить о более широком процессе, чем посткризисное развитие, то есть иметь в виду горизонт не в 3, а в 5—10 лет, то Россию ждут очень серьезные угрозы, связанные с изменениями на рынках нефти и газа. В начале этого года появилась такая вещь, как сланцевый газ, точнее, эффективная технология получения газа из сланцевых пород. Америка начала его добычу в промышленных масштабах по цене вдвое ниже, чем цена импортируемого сжиженного газа.

Сланцевого газа в мире безумное количество, его можно добывать буквально где угодно. Если раньше американцы планировали, что сланцевый газ в их балансе к 2030 году займет 10—12%, то сейчас речь идет уже о 50%. А на Балтийском побережье Польши запасы сланцевого газа — 12 трлн кубометров. Это шесть Ковыктинских месторождений. При этом цена освоения месторождений несопоставима, понятно, в худшую для нас сторону. Страшно представить себе, что произойдет через 10 лет с нашим национальным достоянием.

Далее. К 2014 году добыча нефти на нефтеносных песках в Канаде составит 225 миллионов тонн. Это значит, что Америка прекращает импорт нефти из стран ОПЕК. А когда с мирового рынка нефти уйдет такой игрок, рынок начнет трясти.


Газовый эксперт Михаил Корчемкин пишет что революция в отрасли началась. Ожидается, что к 2015 году объем добычи сланцевого газа в США удвоится и составит более 180 млрд кубометров в год. Импорт сжиженного газа упадет до 1 млрд куб.м в год. Газпром относится к этому иронически и планирует захватить до 10% американского газового рынка.

BBC пишет что На мировом газовом рынке зреет гигантский передел, и что "в России - жизни многих простых людей могут перемениться совсем не к лучшему, поскольку описанный выше сценарий способен привести к болезненным трансформациям в экономической структуре страны и, соответственно, к окончанию процветания последних лет, основанному в большой мере на высоких нефтяных и газовых ценах."

Возможно это только игра на понижение Газпрома, но уже то что такая игра началась - тревожный сигнал. Наша страна заложник газового гиганта.

Земля — не автобус; она резиновая

Долго искал описание этого пари. Из статьи Анатолия Васермана "Золотые Миллиарды".

Сырьевое пари

Если стабильность числа жителей развитых стран не связана с ресурсными ограничениями — может быть, и другие простые рассуждения экологистов более наглядны, нежели достоверны?

Одним из первых поставил этот вопрос представитель другой науки, также по изначальному греческому смыслу своего названия призванной изучать наше жилище — ойкос. Причём не просто собирать знание — логос — о нём, а выявлять управляющие его деятельностью законы — номос.

 Против прославленного профессора экологии Стэнфордского университета Пола Эрлиха выступил мало кому известный профессор экономики Мэрилендского университета Джулиан Саймон. Он заявил: раз по мере исчерпания ресурса его цена растёт, то задолго до этого исчерпания наука и инженерия найдут способ заменить его чем-нибудь подоступнее и поэтому подешевле. А чтобы доказательство было нагляднее, Саймон предложил пари: цена любого сырья в ближайшие десять лет упадёт.

 Эрлих принял вызов. Тем более что и условия пари были для него крайне выгодны. Он признавался победителем, если за десять лет подорожает хотя бы один из пяти выбранных лично им видов сырья.

 Для пари Эрлих выбрал пять металлов — довольно редких и совершенно необходимых. Вольфрам — основа жаростойких сплавов, необходимых энергетике, и керамики для металлообрабатывающих инструментов. Медь — протянутые по миру провода: линии связи, электропередачи, электродвигатели... Никель и хром — нержавеющие стали, защитные покрытия. Олово — защита консервных банок и медной посуды. Всё это отрасли необходимые и быстроразвивающиеся. По мере их роста цена сырья обязана вырасти!

 А через десять лет Пол Эрлих вынужден был публично заплатить Джулиану Саймону $10000 за проигранное пари. И никто из экологистов более не рискует этот вызов принять. Подвёл их технический прогресс.

В момент заключения пари цены всех выбранных Эрлихом металлов росли. Поэтому инженеры искали способы обойтись без дорогого сырья. И нашли.

 Режущий инструмент теперь состоит в основном не из карбида вольфрама, а из корунда: окись алюминия составляет чуть ли не десятую долю земной коры, входит в любую глину, её запасов хватит миру на миллионы лет. По этой же причине алюминий потеснил медь из проводов. В системах связи медь сменило стекловолокно (сырьё — обычный песок). Слой олова на консервных банках стал тоньше в десятки раз — защиту их ныне обеспечивают прежде всего синтетические лаки. Усовершенствованы способы нанесения хромовых и никелевых покрытий: они стали плотнее — значит, можно их делать тоньше. Да и сплавы выработаны новые, с меньшей долей вольфрама, никеля, хрома.

Конечно, этих металлов на Земле не стало больше (разве что никелевые месторождения нашлись новые). Но потребляют их куда меньше. И цена соответственно упала. Не помогла Эрлиху даже инфляция, как раз в десятилетие знаменитого пари весьма ощутимая: выбранные им металлы подешевели намного заметнее бумажных денег.