Category: музыка

История одного непонимания

Группа The Animals, пожалуй вторая в эшелоне после The Beatles в операции Британского музыкального вторжения, достаточно бодро перепевала чужие композиции.  И они тут же становились хитом. Так случилось и с песней, сочинённой Бенни Бенджамином, Глорией Кэлдвелл и Солом Маркусом в 1964 году для пианистки и певицы Нины Симон. Этакие хулиганские мальчики можно одетые, как бы не очень понимали как они попали на сцену. Но пели задорно и придали ей шарм. Ну то есть повторили трюк с «Домом восходящего солнца» (хотя о нём надо отдельно).






Read more...Collapse )

Готовившие взрыв на концерте Киркорова террористы назвали заказчиком Галкина #заголовочки

История одного прощай

Легкая девочковая  песенка 68 года "Comment te dire adieu" (Как же сказать тебе прощай?) была исполнена Француазой Арди и стала хитом на долгие, долгие времена. Вроде незамысловатая мелодия, девушка с несимметричным лицом почти рассказывает, а не поет... Но цепляет! Оказалось это эффект Сержа Генсбура. Послушайте!

Read more...Collapse )

История одной египетской девушки

Эта средиземноморская песня в записи появилась в начале 20 века. Обычно приисывают грекам, но мизурлу называют по турецки девушек из Египта. Есть еще арабские, еврейские варианты. Так что она просто восточно-средиземноморская. Все ее слышали. Последняя волна популярности случилась в 60х, когда Дик Дэйл  спел ее в сёрф версии. Имено его версия звучит в фильме Pulp Fiction.

Потом ее сыграли и Bich Boys, и The Ventures,  и Surfaris , и The Trashmen. На слух почти неразличимо.

А в оригинале это достаточно здумчивая песенка. Вот она в записи 1930 года в исполнении Михалиса Патриноса. Есть еще запись Тетоса Димитриадиса 1927 года, но тут явно постарались с аранжировкой и оркестром. Эта же звучит более аутентично.


История одних стен

Люблю истории песен. Как они идут через языки, годы и стены. А тут попалась на ютубе песня исполненная в автозаке Аркадием Коцем (предпоследний ролик) и  в комментариях нашел этот  пост.

Оригинал взят у gruftie в История одной песни

Жил да был интеллигентный каталонский мальчик по имени Люис. Люис Ляк, сын врача и учительницы. Или нет, даже не так. Жил да был пожилой каталонский парикмахер. Звали его Нарсис Лянза, а для своих - просто дед Сизет. Жил он в старинном каталонском городке Безалу. Так его называли каталонцы. Кастильцы и прочие чужаки название коверкали и говорили "Бесалу", что каталонцев немного раздражало. Нарсис Лянза человек был серьезный и во времена Второй Республики даже входил в местный горсовет, пока не пришли солдаты Франко и не разогнали все местное самоуправление в целях укрепления вертикали власти. Нарсис ушел из политики, тем более, что при Франко честному человеку делать в ней было нечего, и засел в своей парикмахерской. Иногда он навещал свою дочь, жившую неподалеку деревушке Вержес. Там-то он и подружился с соседским мальчиком Люисом. Люис и дед Сизет любили вместе рыбачить на речке Тер и часами говорили, что называется, за жизнь. В отличие от басков, каталонцы вряд ли родственны грузинам или еще каким-нибудь кавказцам и поэтому не будем углбуляться в спекуляции на тему связи каталонского Тер с кавказским Тереком, но и с уверенностью отрицать этой связи, пожалуй тоже не станем, ибо все в этой жизни может быть. За разговорами дед Сизет рассказывал юному Люису массу интересного. Оказалось, Франко вовсе не осчастливил Каталонию стабильностю и процветанием, как рассказывали Люису в школе, а совсем наоборот, запретил изучать каталонский язык, зачем-то забирал мужчин в армию, а власть сосредоточил в руках бюрократической верхушки - в общем, доставлял людям кучу неприятностей и погрузил Испанию в гнилой застой. Дед Сизет был полон решимости бороться за свободу. Его рассказы произвели настолько яркое впечатление на Люиса, что тот, когда слегка подрос и начал писать песни, одну из них он посвятил деду Сизету. В песне дед Сизет настаивал на том, что старый гнилой кол, на который намотаны наши цепи, надо обязательно всеобщими усилиями вырвать из земли. А то - как кость в горле. Кол по-каталонски будет "л'естака", что звучит почти как "л'естат" - государство. Песня каталонцам, да и вообще всем испанцам страшно понравилась и она стала своего рода гимном борцов против диктатуры Франко. Это был 1968 год. Америка и Европа бурлили, а Испания - ни ухом, ни рылом. Люису Ляку и другим каталонским бардам запретили выступать. Ему пришлось эмигрировать во Францию. Лишь в 1975 году, после смерти Франко, Люис Ляк снова смог выступать на Родине. Вот запись одного из первых его тогдашних выступлений. Поет он здесь свою знаменитую Л'естаку - песню про деда Сисета и про то, что кол надо таки вырвать.



Read more...Collapse )

История одних (о)павших листьев

Как это часто бывает в истории знаменитых песен, корнии её в тумане.  Мелодия песни "Les Feuilles Mortes" (буквально павшие, мертвые листья) была написана французким композитором венгерского происхождения József Kozma для балета "Le Rendez-Vous" .  Затем французкий поэт-сюреалист Jacques Prévert написал стихи к ней в 1945. Имела она и  венгерскую раннюю версию "Hulló levelek" (вот её венгерское исполнение 45 года Zsolnai Hédi). 
Своей же известностью она обязана Иву Монтану, котрый "написал" ее в фильме Les Portes de la Nuit в 1946 года куда его привела Эдит Пиаф. Потом он спел её раз в франко-итальянской комедии Париж всегда Париж 1951 года. А это, пожалуй,  лучшее исполнение Ивом Монтаном.



В 50 её спела сама Эдит Пиаф. А потом она перекинулась через океан и была спета Фрэнком Синтарой и Нат Кинг Колом:


С тех пор она пелась и игралась разными исполнителями (см. плейлист)

Но, самое интресное, с ней случилось в СССР. Марк Фрадкин, видимо под её сильным влиянием, написал... Я, признаться, даже сначала не сопоставлял их...

Советская версия...Collapse )

История одной заставки

Оригинал взят у omia в Нам не дано предугадать, как нота наша отзовётся... 4
В 1964 году аргентинский композитор Ариэль Рамирез, известный многим как автор Креольской Мессы (Misa Criolla), написал не только эту самую мессу, но и ещё одно произведение.

Это произведение многие ошибочно считают частью этой самой мессы, но на самом деле оно является самостоятельным и отдельным музыкальным творением. Называется оно "La Peregrinacion"  - Паломничество.

Исполняют Los Frontierizos и Полифонический Хор  Буэнос Айреса. За роялем автор - Ариэль Рамирез.





Услышав эту песню в исполнении аргентинской певицы Мерседес Соса, французский шансонье Жиль Дрё попросил поэта-песенника Пьер Деланоэ сделать адаптацию, и тот написал текст, используя созвучие первых слов оригинала A la huella (по стопам) и французского слова Alouette -(жаворонок). Эта версия песни, уже под названием "Жаворонок", стала эстрадным шлягером 1968 года, после чего её аранжировал Поль Мориа и она стала всемирно известной эстрадно-симфонической композицией.
Ну а мы чаще всего слышали её вот в таком видео-обрамлении.



UPD: Перевод песни "La Peregrinación" (Странники) из кантаты для хора Ариэля Рамиреса "Navidad Nuestra" (Рождество Господне. По ссылке еще ролики. Не подумал бы что заставка к передаче В Мире животных - рождественская песнь. Спасибо valmis

Ради любви к вам пошел я на муки, Вы же святыни свои растеряли!

Люди опомнились, опрокурорились
Влезли на крышу: «Вяжи подлеца!»
«Я ж холостыми», – харкая кровью
Он выл на допросах, и, еле дыша:
«Ради любви к вам пошел я на муки,
Вы же святыни свои растеряли»
Нечего, падла, народ баламутить,
Взяли и сами его…
Тра-та-та…



Pink Martini и Storm Large



Чайна Форбс — бессменная солистка группы Pink Martini покинула группу на время из–за операции на голосовых связках. Пожелаем ей скорейшего выздоровления!

А пока Том Лаудердэйл выступает с рок–певицей из родного Портленда Storm Large. Посмотрел на записи — она конечно мастер эпатажа (чего стоит её хит "Моя вагина 8 миль шириной") и умеет петь рок, с наколкой во всю спину, но чего — чего, а голос и драйв у неё есть!

Вот еще Amado Mio и Splendor in the Grass c предыдущих альбомов Pink Martini

Красная Армия всех сильней. Теперь от Корсики.




Эта песня о битве при Боргу 1768 года исполнена замечательной корсиканской фольклорной группой I Chjami Aghjalesi. Она сильно смутила умы русских слушателей, поскольку эта мелодия один в один совпадает с мелодией Самуила Покрасса.

Однако корсиканцы этого и не скрывают и даже указывают его автором музыки. Если верить официальным данным, мелодию эту сочинил Самуил Покрасс в 1920 по заданию Политуправления Киевского военного округа (его брат Дмитрий на другом конце фронта сочинил "Мы красная кавалерия, и про нас...") мелодия песни использовалась и венграми, и поляками, и австрийцами.  Странная история. Тогда вообще было не понять кто у кого что взял: напели - перепели - записали.

А группа I Chjami Aghjalesi уж больно хороша! В репертуаре песни романских народов от Румынии до Болиивии. А вот эта просто заставляет меня трепетать.