Category: музыка

История одного непонимания

Группа The Animals, пожалуй вторая в эшелоне после The Beatles в операции Британского музыкального вторжения, достаточно бодро перепевала чужие композиции.  И они тут же становились хитом. Так случилось и с песней, сочинённой Бенни Бенджамином, Глорией Кэлдвелл и Солом Маркусом в 1964 году для пианистки и певицы Нины Симон. Этакие хулиганские мальчики можно одетые, как бы не очень понимали как они попали на сцену. Но пели задорно и придали ей шарм. Ну то есть повторили трюк с «Домом восходящего солнца» (хотя о нём надо отдельно).






Collapse )

Готовившие взрыв на концерте Киркорова террористы назвали заказчиком Галкина #заголовочки

История одного прощай

Легкая девочковая  песенка 68 года "Comment te dire adieu" (Как же сказать тебе прощай?) была исполнена Француазой Арди и стала хитом на долгие, долгие времена. Вроде незамысловатая мелодия, девушка с несимметричным лицом почти рассказывает, а не поет... Но цепляет! Оказалось это эффект Сержа Генсбура. Послушайте!

Collapse )

Сова инструктирует кошек как ловить мышей. Хотя по сюжету учит музыке. Ломбардская школа, около…

История одной египетской девушки

Эта средиземноморская песня в записи появилась в начале 20 века. Обычно приисывают грекам, но мизурлу называют по турецки девушек из Египта. Есть еще арабские, еврейские варианты. Так что она просто восточно-средиземноморская. Все ее слышали. Последняя волна популярности случилась в 60х, когда Дик Дэйл  спел ее в сёрф версии. Имено его версия звучит в фильме Pulp Fiction.

Потом ее сыграли и Bich Boys, и The Ventures,  и Surfaris , и The Trashmen. На слух почти неразличимо.

А в оригинале это достаточно здумчивая песенка. Вот она в записи 1930 года в исполнении Михалиса Патриноса. Есть еще запись Тетоса Димитриадиса 1927 года, но тут явно постарались с аранжировкой и оркестром. Эта же звучит более аутентично.


Казим Коюнджу

Как то в гостях у Давида david_gor я полез показывать какой то ролик и мы с ним обнаружили незаурядного певца, который, увы уже умер. Казим Коюнджу, турецкий исполнитель народных песен видимо был весьма популярен. Он лаз  по национальности, но пел на многих языках Кавказа, причем по словам Давида, весьма чисто. Лазы - близкая к грузинским племенам народность живущая в Турции.

Мохевская песенка  Кало (веселая, но с кадрами его похорон). (Мохевцы - крохотная народность говорящая на диалекте грузинского)


Лазская песня


История одних стен

Люблю истории песен. Как они идут через языки, годы и стены. А тут попалась на ютубе песня исполненная в автозаке Аркадием Коцем (предпоследний ролик) и  в комментариях нашел этот  пост.

Оригинал взят у gruftie в История одной песни

Жил да был интеллигентный каталонский мальчик по имени Люис. Люис Ляк, сын врача и учительницы. Или нет, даже не так. Жил да был пожилой каталонский парикмахер. Звали его Нарсис Лянза, а для своих - просто дед Сизет. Жил он в старинном каталонском городке Безалу. Так его называли каталонцы. Кастильцы и прочие чужаки название коверкали и говорили "Бесалу", что каталонцев немного раздражало. Нарсис Лянза человек был серьезный и во времена Второй Республики даже входил в местный горсовет, пока не пришли солдаты Франко и не разогнали все местное самоуправление в целях укрепления вертикали власти. Нарсис ушел из политики, тем более, что при Франко честному человеку делать в ней было нечего, и засел в своей парикмахерской. Иногда он навещал свою дочь, жившую неподалеку деревушке Вержес. Там-то он и подружился с соседским мальчиком Люисом. Люис и дед Сизет любили вместе рыбачить на речке Тер и часами говорили, что называется, за жизнь. В отличие от басков, каталонцы вряд ли родственны грузинам или еще каким-нибудь кавказцам и поэтому не будем углбуляться в спекуляции на тему связи каталонского Тер с кавказским Тереком, но и с уверенностью отрицать этой связи, пожалуй тоже не станем, ибо все в этой жизни может быть. За разговорами дед Сизет рассказывал юному Люису массу интересного. Оказалось, Франко вовсе не осчастливил Каталонию стабильностю и процветанием, как рассказывали Люису в школе, а совсем наоборот, запретил изучать каталонский язык, зачем-то забирал мужчин в армию, а власть сосредоточил в руках бюрократической верхушки - в общем, доставлял людям кучу неприятностей и погрузил Испанию в гнилой застой. Дед Сизет был полон решимости бороться за свободу. Его рассказы произвели настолько яркое впечатление на Люиса, что тот, когда слегка подрос и начал писать песни, одну из них он посвятил деду Сизету. В песне дед Сизет настаивал на том, что старый гнилой кол, на который намотаны наши цепи, надо обязательно всеобщими усилиями вырвать из земли. А то - как кость в горле. Кол по-каталонски будет "л'естака", что звучит почти как "л'естат" - государство. Песня каталонцам, да и вообще всем испанцам страшно понравилась и она стала своего рода гимном борцов против диктатуры Франко. Это был 1968 год. Америка и Европа бурлили, а Испания - ни ухом, ни рылом. Люису Ляку и другим каталонским бардам запретили выступать. Ему пришлось эмигрировать во Францию. Лишь в 1975 году, после смерти Франко, Люис Ляк снова смог выступать на Родине. Вот запись одного из первых его тогдашних выступлений. Поет он здесь свою знаменитую Л'естаку - песню про деда Сисета и про то, что кол надо таки вырвать.



Collapse )

История одних (о)павших листьев

Как это часто бывает в истории знаменитых песен, корнии её в тумане.  Мелодия песни "Les Feuilles Mortes" (буквально павшие, мертвые листья) была написана французким композитором венгерского происхождения József Kozma для балета "Le Rendez-Vous" .  Затем французкий поэт-сюреалист Jacques Prévert написал стихи к ней в 1945. Имела она и  венгерскую раннюю версию "Hulló levelek" (вот её венгерское исполнение 45 года Zsolnai Hédi).
Своей же известностью она обязана Иву Монтану, котрый "написал" ее в фильме Les Portes de la Nuit в 1946 года куда его привела Эдит Пиаф. Потом он спел её раз в франко-итальянской комедии Париж всегда Париж 1951 года. А это, пожалуй,  лучшее исполнение Ивом Монтаном.



В 50 её спела сама Эдит Пиаф. А потом она перекинулась через океан и была спета Фрэнком Синтарой и Нат Кинг Колом:


С тех пор она пелась и игралась разными исполнителями (см. плейлист)

Но, самое интресное, с ней случилось в СССР. Марк Фрадкин, видимо под её сильным влиянием, написал... Я, признаться, даже сначала не сопоставлял их...

Collapse )

История одной заставки

Оригинал взят у omia в Нам не дано предугадать, как нота наша отзовётся... 4
В 1964 году аргентинский композитор Ариэль Рамирез, известный многим как автор Креольской Мессы (Misa Criolla), написал не только эту самую мессу, но и ещё одно произведение.

Это произведение многие ошибочно считают частью этой самой мессы, но на самом деле оно является самостоятельным и отдельным музыкальным творением. Называется оно "La Peregrinacion"  - Паломничество.

Исполняют Los Frontierizos и Полифонический Хор  Буэнос Айреса. За роялем автор - Ариэль Рамирез.





Услышав эту песню в исполнении аргентинской певицы Мерседес Соса, французский шансонье Жиль Дрё попросил поэта-песенника Пьер Деланоэ сделать адаптацию, и тот написал текст, используя созвучие первых слов оригинала A la huella (по стопам) и французского слова Alouette -(жаворонок). Эта версия песни, уже под названием "Жаворонок", стала эстрадным шлягером 1968 года, после чего её аранжировал Поль Мориа и она стала всемирно известной эстрадно-симфонической композицией.
Ну а мы чаще всего слышали её вот в таком видео-обрамлении.



UPD: Перевод песни "La Peregrinación" (Странники) из кантаты для хора Ариэля Рамиреса "Navidad Nuestra" (Рождество Господне. По ссылке еще ролики. Не подумал бы что заставка к передаче В Мире животных - рождественская песнь. Спасибо valmis