June 2nd, 2013

Угрожает ли ислам Европе?

Интересное интервью с Рафаэлем Льожье, рофессором университета IEP d' Aix-en-Provence, специалистом по исламу. Он считает что опасность ислама сильно преувеличена, и что опасность для Европы в том, что она не может себя понять и оттого страдает ксенофобией и гомофобией. Из-за того что мы не можем рассказать о себе в положительных терминах (кто мы есть, что есть наши ценности), мы рассказываем это от противного (что нам не нравится, кем мы не являемся).

Кроме того он говорит что исламизм не имеет отношения к религии. а занял место революционных движений. Теперь не левые и социалисты борятся с капитализмом, а исламисты. И за риторикой религии все так торчат уши  борцов за справедливость, как они ее понимают.




Но вот, что здесь важное: человек придумывает свою историю, но рассказать невозможно только себе. Ее нужно рассказать другим. И получается некий театр, в котором ты и актер, и зритель. Исламизация – это театр исламизации.... это театр кровавый, потому что сценарий исламизации предусматривает переход к действию.И в этом театре 4 персонажа.

Первый – герой, спасающий западный мир. Это может быть журналист, который сообщает людям об опасности, а может быть Брейвик, принимающий себя за героя, спасителя цивилизации, а спасает он ее в Норвегии, где мусульман гораздо меньше, чем во Франции или, например, в России.

А вот второй наш актер – это обманутый народ. И герой выступает в защиту и от имени обманутого народа.

Третий персонаж – это как раз тот, о ком вы говорили, то есть предатель. Предали они или по глупости или из хитрости, понимая, что ислам победил…

И четвертый персонаж – джихадист. И практически каждый мусульманин рассматривается как потенциальный джихадист. Когда Вы произносите «умеренный мусульманин» – модное сейчас выражение – что Вы имеете в виду? Вы же никогда не скажите «умеренный буддист», потому что буддист заведомо умеренный. Но Вы говорите «умеренный мусульманин», как будто это что-то необычное, как будто ислам какой-то наркотик. Много принял ислама, за руль не садись.

А ведь мусульманин с легкостью может быть умеренным. Но у нас не укладывается в голове, что это обычное явление. И я Вам вот какой пример приведу: говорят, что ислам не совместим с гомосексуализмом. Но я узнал, что во Франции есть ассоциация мусульман-гомосексуалистов. Да, есть. Ведь это невероятно разнообразный мир, подвластный всем ультрасовременным влияниям. Но вот, что важно: западный мир никак не может рассказать о себе внятную историю, понять кто мы такие, и мусульманин нам нужен, чтобы рассказать о себе от противного. Не можем сказать, кем мы являемся, так хоть расскажем, кем мы не являемся.



Льожье говорил про Европу и Францию, но похоже что та же болезнь непонимания себя и у России:


Прежде, чем требовать что-либо от мусульман, конечно, надо быть твердыми в серьезных вопросах, но часто мы мелочно придираемся, надо составить о себе самих позитивный рассказ. Но как этого добиться? В Европе похожей на больного в сумасшедшем доме, который воображает себя Наполеоном, дело только в том, что сумасшедший из больницы никогда не был Наполеоном, а у Европы дела похуже, она была Наполеоном, а стала всего лишь Бонапартом. Как это вылечить?
Проблема не в исламе. В ЕС мусульмане составляют всего 4 процента населения, и эта цифра не склонна увеличиваться. Но они принадлежат беднейшим слоям населения, не имеющим доступа к средствам массовой информации, к телевидению, вот они как могут и стараются заявить о себе. Не мусульмане угрожают Европе, а Европа не может никак себя понять. Может быть, стоит забыть этот ностальгический рассказ о былом величии и попытаться существовать хотя бы как важная часть мира.