March 22nd, 2013

Мои твиты

  • Чт, 12:38: Очередной клеветнический фотомонтаж http://t.co/rp1oVQqauL
  • Пт, 01:06: Греков снова разжигает ненависть к ненавистникам. http://t.co/QoCBdF0RNZ
  • Пт, 09:58: Краем глаза в передаче у Малышевой увидел человека со значком ветеран КГБ, который утверждал что служит с 13 лет. Фрики любят всё странное.

Как избавится от пробок в Москве просто

А очень просто: сделать так, что машиной будет владеть очень дорого и очень неудобно. Для этого нужно просто штрафовать за всё. Особенно за парковки. А поскольку парковок физически не хватает, то получив за месяц 4-5 крупных штрафа многие подумают о машине.

Идея о экономической дестимуляции владения правильная (наступив на горло себе, как автолюбителю). Однако тут как всегда несколько особенностей. Первая - что играть по правилам стало почти невозможно. А второе что альтернативы толком не предлагается. Более того делаются попытки снизить  конкуренцию общественого транспорта зарегулировав частные маршрутки насмерть.

Планируется передать штрафы за парковку из ГБДД в муниципальное ведение. А уж они, поставив парконы на автобусы, поливалки и дворников (наверное), смогут оштрафовать каждого. Что должно вынудить избавится от машин нищебродов и морально нестойких.

И еще интересный вопрос: сословный фильтр ГИБДД  передаст муниципальным службам?

Оригинал взят у petunder в ГИБДД захватили рейдеры или стратегия "золотого миллиона" Собянина

Кто еще не в курсе, бешеный принтер напечатал очередной законопроект, внеся в КоАП поправки, которые забирают функцию контроля нарушений парковки у ГИБДД и передают ее в ведение муниципальных властей. Подробнее об этой истории пишет Gazeta.ru

Коротко, как было и как будет. До сегодняшнего дня, несмотря на угрожающее количество парконов и прочих камер, штрафы за неправильную парковку получали немногие и нечасто. Всего в Москве ежедневно выписывалось в среднем 3000 штрафов за неправильную парковку. Чтобы оценить масштаб бедствия, надо чтобы вы услышали цифры: в Москве чуть больше 1,5 миллиона легальных парковочных мест (с учетом дворовых территорий) и 4,5 миллиона автомобилей. Таким образом, можно предположить, что каждый день в Москве с тем или иным нарушением правил парковки стоит 3 (три) миллиона автомобилей. Штрафным санкциям подвергался ежедневно 0,1% от числа нарушителей. Вероятность получить штраф за неправильную парковку в течение года составляла около 30%.

Разумеется, вероятность быть оштрафованным радикальным образом зависела от профиля использования автомобиля. Если автомобиль не часто заезжал в центр города (например я уже давно на автомобиле в центр езжу только если совсем прижмет), то вероятность снижалась. И наоборот, если автомобиль часто бывал в центре, то вероятность повышалась. Но все равно большинство автомобилистов из "группы риска", несмотря на ежедневные нарушения требований знаков получило 1-2-3 постановления за последнее время. Не больше.

Связано это с медлительностью работы ГИБДД, которая вручную просеивала данные с парконов. Сейчас, с принятием этих поправок, у ГИБДД эту функцию отбирают и передают в Москве департаменту транспорта под руководством Максима Ликсутова. Того самого, который хочет установить парконы на автобусы, уборочную технику и кареты скорой помощи а также еще и на вертолеты. Теперь штраф-постановление будет подписано чиновником мэрии, причем это будет сделано максимально автоматизированным способом. А охват дорожной сети только за счет использования маршрутного транспорта резко увеличится. Давайте подумаем, к чему это приведет и зачем это вообще нужно?

Последствий от напечатанного бешеным принтером закона несколько. Главное последствие - количество штрафов резко увеличится. Скорее всего на порядки. Например, если выписывать не 3000 постановлений в день, а 30 000, то ежегодный "доход" бюджета Москвы составит 30000х3000х365 = 32,85 млрд рублей в год. Но это если штрафовать только 1% от числа ежедневно нарушающих правила остановки и стоянки. Нетрудно посчитать, что неотвратимость наказания в 10% даст прибавку к бюджету Москвы в 328,5 млрд рублей в год, а годовые доходы от тотальной 100% неотвратимости превысят в 2 раза нонешний бюджет Москвы.

Таким образом, главное последствие этого решения для автомобилистов Москвы в том, что каждый из нас начнет получать штрафы за неправильную парковку не раз в год, а по нескольку раз в месяц. Для семейного бюджета потеря 3-9 тысяч рублей в месяц это ощутимая цифра. При этом, в планах Ликсутова автоматизированное выставление судебных претензий по неоплаченным штрафам, что приведет к увеличению суммы штрафа в 3 раза, с 3000 рублей до 9000. При этом, это будет абсолютно массовая и беспощадная атака на всех автомобилистов (кроме чиновников, конечно же) под предлогом нарушения требований знаков. Знаки, кстати, они сами и развешивают. Придворные нашисты начнут делать умный вид и предлагать "начать с себя" и "перестать нарушать". Но в городе, где на 1 парковочное место приходится 3 автомобиля физически невозможно не нарушить ПДД в части парковки. Это невозможно просто по законам физики, математики, статистики и здравого смысла. Стул один, а желающих на него сесть - трое. Двое лишних.
Collapse )

Что-то такое местный воздух с иностранцами делает!

Замечательный опус о жизни посольств новой столице на Неве.

Оригинал взят у gilliland в post

Одной из задач молодой санкт-петербургской полиции в 18 веке было сбережение города на Неве от иностранных посольств.

Город был молодой, неокрепший, а посольств было много.

В каждом иностранном посольстве творились какие-то несусветные причуды.

Не то, чтобы при пересечении государственной границы посольства массово сходили с ума от впечатлений, предоставляемых нашей Родиной. Но какие-то подвижки в сознании происходили.

Шведы завели себе в посольстве медведей, которых стали ещё и разводить.

Австрийцы принялись подделывать "ефимки с признаками", завладев старым штампом для перечеканки.

Французы крали коней.

В 1736 году сотрудники персидского посольства, располагавшегося на Мойке у Зелёного ( Народного) моста сели покурить. "...через полчаса дом пылал. Пламя распространилось с чрезвычайной быстротой и вскоре охватило многие деревянные здания на берегу Мойки и Гостиный двор ( это на Невском уже). Пожар продолжался восемь часов и истребил все здания от Зелёного моста до церкви Вознесения". Всего сгорело тогда 10 % деревянного Санкт-Петербурга. Многие погорельцы стали искать эвакуировавшееся персидское посольство, которое пришлось прятать в монастыре. Невский монастырь пришлось, потом заново святить. По результатам пожара в городе будущих трёх революций впервые ввели государственное нормирование продажи продовольствия: 16 видов товаров народного потребления - от мёда до гречи.

Не успели пережить иранскую народную дипломатию, как 6 июня 1737 года на крыше дома, стоявшего между дворцом цесаревны Елизаветы Петровны и помещением, занимаемым посольством Пруссии, нашли мину в виде горшка, набитую порохом и горючими материалами, к горшку прилагался запал. Это уже не просто поджог, тут теракт форменный намечался. Полиция и Тайная канцелярия стала петрушить подозреваемых. Только вышли на сотрудника посольства короля Пруссии по фамилии Ранке, только стали думать, как бы его скрасть для беседы, как 24 июля окрестности посольства Пруссии полыхнули с двух концов. Было это в районе Миллионной. Горело до Мойки, до Невы, до Царицына луга и до Адмиралтейства. Дипломат Ранке исчез. Его потом во Франции за шпионаж повесят.

Глядя на французов с конями, австрийцев со штепселем, персов-поджигателей и террористов-немцев, другие посольства не отставали. Англичане не отставали больше всех. Они повадились стрелять из окон посольства. Не очень целясь по прохожим, но регулярно.

Глядя на англичан, постреливать в домах стали и коренные петербуржцы, дети псковских и новгородских переселенцев.

Под перекрёстным огнём из английского посольства и обывательских домов полиция ловкими скачками бегала по городу за конокрадами из французского посольства, следя искоса за притихшим посольством Пруссии. Персидское посольство из монастыря давно попросили, оно и расположилось шатрами у Летнего сада, там было легче прокормить посольских верблюдов, обросших в России дополнительной шерстью. У петербуржцев стали изымать огнестрельное оружие. Опубликовали объявление: "чтобы впредь никто кроме иностранных послов, посланников и прочих министров в домах своих ни из какого ружья, как по обязанности, так и для забав, не смел стрелять". Посольствам стрелять из окон не запретили - неудобно. Но установили перед посольствами первый в истории дипломатии " явный полицейский караул", который гонял жителей столицы от посольств.

Не успели перевести дух, посольство Польши подало о себе весть: разбили огороды перед резиденцией графа Грабиенки.
Голландское посольство завезло коров. Всё это в двух шагах от императорской резиденции. Пришлось полиции ловить по городу россиян, пробравшихся в столицу без паспортов "для следования в столицу". Изловленных "убогих, слепых, дряхлый и увечных, купно и с прочими чудаками и к художествам склонным" бросили на объект века: осушение болот от Лиговского канала до Невского монастыря для организации общегородских огородов и выпасов. Известный потомственный мелиоратор, фельдмаршал и покоритель Крыма Миних Бурхард Христофорович оставил по себе расчеты огородного парадиза. Чтобы посольские не орали, на образовавшийся огородный рай стали свозить навоз из всех возможных мест. Чтобы с огородов не воровали, завезли туда и людей для жительства. Завезённые жители Лиговки встретились со строителями лиговского чуда ( убогими, слепыми, увечными и художественными чудаками), которые за ненадобностью совсем уж заскучали. Встреча вышла непростой. Рядом с городами построили полицейскую караульню. Понаблюдав за развитием событий, полиция к караульне пристроила и небольшую тюрьму, ставшую на долгое время центром лиговской культурной жизни и наложившей некоторый отпечаток на облик лиговского жителя. После к тюремке пристроили мертвецкую. И всё это из-за каких-то поляков с голландцами. Целый район выстроили, ландшафт вручную изменили, повернули вспять течение каналов.

Испанцы из окон своего посольства спекулировали мартышками. Всё бы ничего, но ожесточённая мартышечная торговля и прочие эффекты от процесса мартышечного размножения и взросления, происходили напротив резиденции петербургского архипастыря Иеринея. Мартышки часто убегали от своего испанского концлагеря и искали убежища у православных. Полиция ловила мартышек. Мартышки скакали по подворью, между богомольцами, выбрав свободу. Богомольцы разносили по всей Руси доподлинные сведения о том, что видели в Санкт-Петербурге живых чертей. За это богомольцев Тайная канцелярия крутила и отправляла на восток.

Посольство Ганновера вербовало среди неустойчивых питерцев рекрутов для продажи в Англию и последующей отправки в восставшие американские колонии. Вербовка происходила по кабакам, рекруты приходили в себя уже на кораблях по пути в Гамбург. Полиция ввела запрет на совместное распитие спиртных напитков подданных империи и иностранцев. Пить с иностранцами могли только те, у кого на изнанке кафтана стояла специальная печать обер-полицмейстера, т.н. "доброе клеймо". Это помогало не очень. Ганноверцы сбивали с пути и проверенных бойцов невидимого фронта. Однажды на корабле в Гамбург очнулись агенты сыска Михайло Шишлаков, Игнатий Толкачёв и Михайло Мальцев, о котором в именном списке петербургской полиции говорилось "грамоте и по латыни знает, токмо шумен, вор и пьяница". Шишлаков сбежал уже в Гамбурге, потом пробирался год с лишним к своим. Толкачёв отправился служить на острова Карибского моря, потом дезертировал к испанцам и следы его теряются на Кубе. А Мальцев организовал в Лондоне контору по проведению собачьих боёв и был впоследствии сотрудником английской полиции, боксёром-профессионалом, сидел на цепи в тюрьме, закончил жизнь в Италии, библиотекарем кардинала Пиориззи. Встречался с Казановой, который собирался переезжать в Россию. Советовал обязательно, обязательно ехать.

Костюм Путина

Оригинал взят у avmalgin в Костюм Путина

Покойный Влад Монро в роли Путина


- Например, когда я впервые переоделся в Путина, у меня было ощущение, будто я стал каким-то колоссальным тотемным опарышем, который сейчас лопнет от съеденного говна.
При этом я не злодей, а санитар леса, и должен как можно скорее сожрать нашу страну умершую, великую Российскую империю, Советский Союз, чтобы поскорей началась новая жизнь.
— Думаешь, все-таки сожрет он нас?
— Да, и совсем скоро. Знаешь, на Бали, где я очень долго жил, очень много разных паразитов. Какие-то древесные жучки, термиты. И вот стоит в доме роскошный тиковый шкаф в стиле голландских мастеров. Ты им пользуешься каждый день, в нем у тебя висит одежда, но в какой-то момент ты дотрагиваешься — а он рассыпался. Его просто сожрали. Так и с нашей страной будет...
...Постарался, конечно, и я, и весь съемочный коллектив, и особенно гример Лера, настоящий профессионал. В итоге я, закаленный, казалось бы, в боях боец, шарахался от зеркала, когда, например, ходил там в туалет.