March 11th, 2013

Мои твиты

Уральские зарисовки Ройзмана

С тех пор как прочитал "Сердце Пармы" Иванова тянет меня посмотреть. А тут Женя Ройзман зарисовку выдал. Про Чердынь, Полюд камень, да про людей и дороги. И про как охраняют одни других...

А искал он связь школ иконописи. Если кто не в курсе он из этих, кто иконами занимался.

Оригинал взят у roizman в С дороги

Вернулся из экспедиции небольшой.
Скорее разведка. К лету готовлюсь.

У меня в тех краях свой интерес. Я пытаюсь проследить связи ранней невьянской иконы со строгановской. Смотрю любые зацепки, иногда даже архитектурные особенности дают подсказки.
Тем более, что с конца шестнадцатого века русские заходили на Урал через Соликамск. А в семнадцатом веке, в некоторых слободах близ Невьянска жили выходцы из Верхокамья.

Был в Кунгуре, Соликамске, доехал до Чердыни. Оттуда доскочил до Ныроба. А в Ныробе уже то место, где земля закругляется.
Мы проходили там зимой на Верхнюю Колву, и думали оттуда по зимникам уйти в Коми. Не получилось. Дороги кончились.

Много лет назад на Верхней Колве работала археографическая экспедиция МГУ. Там старообрядцы жили. И сплошные лагеря вокруг.

Ирина Васильевна Поздеева рассказывала:
"С вахты у лагерных ворот выходят офицеры.
К ним бросается стайка мальчишек и один кричит:
- Папа, папа, шмон сегодня был?
- Был, был, - успокаивает отец.
- Папа, а ты мне ножик принес?"

Разговаривал с настоятелем знаменитой Никольской церкви, что в Ныробе.


Там внутри ничего не осталось. В двух церквях, зимней и летней было пять иконостасов - сто шестьдесят пять икон. Не сохранилось ни одной. Видны только остатки фресок 1721 года. Не масляная роспись, а настоящие русские фрески по сырой штукатурке. Видны только контуры.
Там находилась почта и милиция. Когда здание передали, в подвале под алтарем нашли много всяких материалов, в том числе карточки на 20 000 расстрелянных в Ныроблаге.

Ныроб - тяжелое место. Одни сидят, другие охраняют. Ничего более не развращает человека, чем охрана себе подобных.
Многие старые русские города отравлены этим. Например Каргополь.

Раньше по тюрьмам и пересылкам ходила такая байка о Ныроблаге:
После войны туда пришел этапом офицер-фронтовик, разведчик, умный и бесстрашный человек по фамилии Павлов. Он знал, что сидит несправедливо, и решил бежать. Взял с собой нескольких зэков, снял охрану и ушел в тайгу. Его долго и безуспешно пытались поймать. Он отнимал продукты и оружие у солдат, но никого не убивал. И исчез. А потом он дал знать в лагерь, что жив.
Говорят, что потом в Ныробе на инструктаже ВОХРы долгие годы старшие офицеры говорили: "Помните побег Павлова!".
Хочу кого-нибудь найти, кто знает эту историю.

Много интересного успеваю увидеть. Что-то удается понять на ходу. В чем-то приходится разбираться и сверяться с ранее накопленной информацией. Всего не рассказать. Так, записываю для себя. Когда-нибудь, долгими зимними вечерами сяду разбирать.

В Чердыни вот какой Ильич стоит


Еще, наконец-то узнал, чем ватрушка отличается от шаньги. Вот это ватрушка:

Она попышнее, а картошка в углублении. А шаньга плоская, потверже и картошки до края.

Вот Полюд-камень


А вот деревянная часовенка на кладбище в Вильгорте


А уже на выезде, в стороне от Соликамска, в старинном селе Городище познакомился с местным священником.


Молодой, образованный и искренний человек. Не боится никакой работы. Все умеет делать своими руками. Много работает с детьми и молодыми семьями. И матушка у него молодая. Четверо детей, пятого ждут. Живут дружно. Разговорился, и был удивлен большим объемом исторических и краеведческих сведений. И библиотека у него замечательная. Сделал мне несколько подсказок, и мы договорились летом вместе съездить в экспедицию.

Он, православный священник, глубоко верующий русский человек, понимает, что многие проблемы страны можно решить, подняв уровень образования.