Атомный шпионаж и дело группы Дятлова

Наконец дошли руки написать о книге Алексея Ракитина "Перевал Дятлова: загадка гибели свердловских туристов в феврале 1959 года и атомный шпионаж на советском Урале".  Это, пожалуй, самая интресная книга из мной прочитанных о деле гибели группы Дятлова.
Интресна она не столько экзотической версией об убийстве группы американским спецназом, а огромным количеством фактов о деле мимо которых прошли многие исследователи. Эти факты сплетаются в  атмосферный рассказ о времени атомной гонки, шпионажа и контрразведки. Это слой жизни в СССР в 50х, но мало кто об этом вспоминает. Не стоит ее восринимать как истину в последней инстанции, а скорее как упражнение для ума, документальный детектив. Дело

Распознаная версия книги "Перевал Дятлова: загадка гибели свердловских туристов в феврале 1959 года и атомный шпионаж на советском Урале" лежит на Флибусте или на Кулллибе.

Расследование на кончике пера

Книга вышла в издательстве "Кабинетный Ученый" - и Алексей Ракитин именно такой исследовтель. Его никто не не видел лично, сам он работает только по документам. Его конек - загадочные случаи убийства. Сайт Загадочные преступления прошлого его детище. Кроме этого он написал несколько детективов в соавторстве с женой на другие темы. Последнее издание Перевала Дятлова примерно  вдвое объемней интренет-версии исследования "Смерть идущая по следу". И, возможно, что по мере появлений новых материалов книга еще подрастет.

Убийство групы Дятлова

Ракитин строит свою верию гибели как сознатльное убийство группы  зарубежной разведкой. Надо сказать что в том, что гибель группы именно убийство, после фактов из книги соменений не остается. Доводы убедительные. Надо сказать что версии убийства придерживался и оставшийся в живых Юрий Ефимович Юдин в одном из последних интервью. Другой вопрос, что Ракитин считает что сделать это мог только спецназ, причем не советский. Советский  спецназ так убивать, по мнению автора, не умел.

Игры разведок

Надо сказать, что из книги получается что США в техническом плане могли делать в СССР что угодно. Самолеты-разведчики летали как себе домой, не встречая никакого отпора. Именно это меня поразило, еще когда я читал интрернет-очерк и написал об этом пост. Самолеты летали по одному и звеньями, и средства ПВО не могли ничего сделать вплоть до 60х. Количество вторжений исчисляется сотнями, а число пилотов погибших в этих операциях исчисляется десятками.

Собственно 22 глава книги "ОТСТУПЛЕНИЕ ОТ СЮЖЕТА: НЕКОТОРЫЕ ФРАГМЕНТЫ ИСТОРИИ ТАЙНОЙ ВОЙНЫ СТРАН НАТО ПРОТИВ СССР В 1950-х ГОДАХ" это отдельное исследование на тему атомного шпионажа и войны разведок СССР и США.

На небе и на земле

Однако "на земле", по мнению Ракитина, удача не сопутствовала США. КГБ удавалось держать тайны, хоть агенты засылались и забрасывались пачками.


Чтобы дать представление о том, как такие операции должны были осуществляться реально, приведем несколько конкретных примеров.
В ночь с 17 на 18 августа 1952 г. советскими пограничниками в северной части о. Сахалина, в совершенно необжитом районе, был задержан неизвестный мужчина, вылезший из воды в прорезиненном костюме, маске и ластах. Он был идентифицирован впоследствии как Евгений Голубев, 1923 года рождения. Целью его появления на территории СССР было выполнение специального задания в интересах разведки Министерства обороны США. Голубев был высажен с быстроходного катера на удалении примерно 700 м от берега, с собою разведчик имел два водонепроницаемых мешка. В них находились 2 радиостанции для работы на разных частотах, богатый набор химических препаратов — обезболивающие средства — производные морфия, снотворные, яды как мгновенного, так и отложенного действия, 25 тыс. рублей мелкими банкнотами, 100 тыс. рублей в облигациях крупного номинала, а также 25 золотых «червонцев» царской чеканки. Само собой, разведчик был неплохо вооружен: 2 пистолета-пулемета, 3 боевых ножа, один из которых имел выстреливаемое лезвие. Перед Голубевым была поставлена задача проникнуть в окрестности Челябинска-40, произвести разведку объекта, добыть документы военнослужащих, охраняющих закрытый город, собрать и законсервировать пробы воды и грунта вне охраняемого периметра, после чего выехать в указанный ему район Армении и самостоятельно перейти советско-турецкую границу в известном ему «коридоре». Способ и время перехода были обусловлены заранее. Голубев должен был действовать полностью автономно, не вступая в контакт с представителями американской разведки на территории СССР.
Особо следует отметить тот факт, что Голубеву при выдвижении к объекту разведки предстояло преодолеть почти 5 тыс. км. Билеты и посадочные талоны на различные виды транспорта, которые ему пришлось бы добывать в пути, должны были подкреплять его «легенду» в случае проверки.
<...>А вот пример групповой заброски. 2 мая 1952 г. на территории Волынской области (Украина) с разведывательного самолета Вооруженных сил США RB-50, стартовавшего с о. Мальта, были десантированы 3 разведчика — А. П. Курочкин (1927 г. р.), И. Н. Волошановский (1927 г. р.) и Л. В. Кошелев (1929 г. р.). Объектом, разведку которого предстояло осуществить, являлся Лисичанский азотно-туковый завод, под который, по мнению американской военной разведки, было замаскировано производство тяжелой воды (D20), важного сырья для атомных реакторов. Кроме того, перед заброшенными агентами ставилась задача раздобыть подлинные документы работников правоохранительных органов, прежде всего МГБ. Все трое были вооружены автоматическим оружием и гранатами. Группа должна была разделиться, Курочкину предстояло выполнять свою задачу отдельно от Волошановского и Кошелева. Последние являлись профессиональными уголовниками, жившими с 1947 г. по подложным документам и в 1949 г. бежавшими в Иран. Кошелев к моменту побега из страны в возрасте 20 лет имел уже две лагерные «ходки», многочисленные задержания и аресты. Сам же Курочкин дезертировал из рядов Советской армии во время прохождения службы на территории Австрии. Выход заброшенных агентов из страны планировался через ирано-азербайджанскую границу.
<...>Весной и летом 1955 г. органами КГБ были задержаны 4 пары американских разведчиков (8 человек), заброшенные в СССР самолетами, стартовавшими в греческих Салониках. Все эти люди прошли усиленную 9-месячную подготовку в разведшколе Министерства обороны США на территории ФРГ. Некоторые из них обучались в учебных центрах на территории США, например на базе воздушно-десантных сил в Форт-Брэгг. Один из заброшенных — Петр Кудрин — был вовлечен в радиоигру с американской разведкой, продлившуюся более полутора лет. Объектом разведки Кудрина должен был стать производственный комплекс в подмосковной Электростали, где, по мнению американцев, еще с 1947 г. функционировал первый в СССР завод по производству металлического урана-235. Кудрин должен был Изображать освободившегося из исправительной колонии уголовника, который разъезжает по Московской области с целью трудоустройства и как бы случайно попадает в Электросталь. Там ему надлежало в кратчайшие сроки собрать необходимые пробы и выехать на юг для нелегального перехода турецкой границы. Чтобы втянуть американскую военную разведку в радиоигру, оперативники КГБ придумали для миссии Кудрина «новые вводные», призванные запутать янки. Кудрин сообщил в разведцентр, что сумел через случайно встреченного друга устроиться на секретный завод, производящий якобы инициирующие компоненты ядерных боевых частей. Этот секретный объект, мол, замаскирован под завод термометров в подмосковном Клину. На самом деле там, разумеется, подобного производства никогда не существовало. Американцы оказались настолько заинтригованы придуманной советской контрразведкой историей, что переориентировали Кудрина на «длительное оседание» в Клину. То, что американцы более полутора лет верили россказням агента, перевербованного КГБ, и не могли проверить его сообщения, отлично иллюстрирует крайнюю ограниченность их агентурных позиций в СССР тех лет. Не было у Пашковского агентов на высоких должностях ни в Минсредмаше, ни в Министерстве обороны, иначе раскусил бы он выдумки про «завод термометров» в Клину уже через пару недель.
<...>Очень необычна другая история с высадкой двух американских подводных пловцов-разведчиков, которая приключилась на Камчатке в августе 1958 г. Шпионам надлежало пройти около 120 км до района ракетного полигона «Кура», куда падали головные части межконтинентальных ракет Р-7, запускаемых с Байконура. Скорее всего, американцев интересовала теплоизоляция советских боевых блоков, поскольку в то время янки не располагали действующими межконтинентальными ракетами и возврат из космоса на Землю грузов представлял для них большую техническую проблему. Сейчас судить о цели появления американских разведчиков на Камчатке можно лишь предположительно, поскольку они погибли по невыясненным причинам примерно в 70 км от места высадки. Скорее всего, во время привала на них напал медведь; в августе медведи весьма активны и особенно агрессивны при поиске пищи, поскольку нагуливают жир перед зимовкой. После гибели разведчиков их тела подверглись значительному разрушению лесными животными. Погибших обнаружили советские пограничники, которые на протяжении недели вели поиск таинственных водолазов. Хотя личности разведчиков установить не удалось, тем не менее их оружие и оснащение попали в руки советской госбезопасности.
<...>В июне 1960 г. при попытке перехода советско-иранской границы был задержан агент американской военной разведки Виктор Славнов, нелегально заброшенный в СССР десятью месяцами ранее. Славнов выполнил порученное ему задание — осуществил сбор необходимого количества образцов в окрестностях закрытого города Томск-7 (американцы вплоть до 1990-х гг. называли этот район «Сибирской станцией»). При себе разведчик имел пистолет бесшумной стрельбы, холодное оружие, аптечку с препаратами широкого спектра действия (в том числе ядами) и набор печатей и штампов, позволявший в течение нескольких минут изготовить весьма правдоподобные документы. Ввиду отказа Славнова от сотрудничества с КГБ он был судим и приговорен к высшей мере наказания.
<...>В этой истории снова обращает на себя внимание то расстояние, которое преодолел американский агент. Выдвигаясь в обратном направлении, он благополучно проехал чуть ли не половину Советского Союза — более 3 тыс. км! — и был пойман буквально на последней пяди советской земли. Не подлежит сомнению, что НАТОвские шпионы обладали необходимой мобильностью и огромные расстояния нашей Родины и всевозможные режимные ограничения не очень-то сковывали их передвижения. Запомним этот вывод, он очень важен для понимания дальнейшего…

То есть с воздуха снимать могли, ходить о стране могли, а секретов получить не могли. Потому пытались завербовать людей внутри предприятий. Потому группа Дятлова служила прикрытием для игры с радиоктивными образцами пыли на одежде одого из участников. И, надо сказать, что сразу после обнаружения изрядно фонящих предметов одежды расследование дела группы Дятлова закрыли.

След КГБ

Мысли, что КГБ как то участвовал если не в деле, то в расследовании  Дела приходили в голову исследователем. Особенно мне показалось интресным исследование пути одного из самых загадочных учстников группы - Золотарева.  Он действительно выбивается как по возрвсту, так и роду занятий из остальных участников группы.

С большой вероятностью Золотарев как то был связан со СМЕРШем во время войны. У него есть орден Красной Звезды и несколько других нагад, но за время войны он не был даже ранен, хотя более 90 процентов его ровестников не вернулись с войны. После войны он закончил спецфакультет Минского фискультурного института (готовил диверсантов) и достаточно вольно перемещался о стране, не сильно беспокоясь о  трудовом стаже.

Кроме странных изгибов биографии Семена Золотарева Ракитин исследует темные места биографий и других участников группы. Вообще проникновение агентуры КГБ, особенно на секретных предприятиях впечатляет.



В работе территориальных органов госбезопасности с самого начала их создания имелся весьма важный и при этом глубоко законспирированный участок работы — он завуалированно назывался «секретно-оперативным», а подразделение, которое им занималось, именовалось СОЧ (секретно-оперативной частью). При царе такую работу называли «внутренним осведомлением», в советское время это неблагозвучное словосочетание заменили на выразительный эвфемизм: «борьба с внутренней контрреволюцией».
В отличие от классической контрразведывательной работы (так называемого КРО — контрразведывательного обеспечения), ориентированной на охрану гостайны и контроль поведения секретоносителей, борьба с внутренней контрреволюцией подразумевала слежку за настроением широких народных масс и контроль таковых путем проведения специально регламентированых мероприятий, например организованного выброса различных слухов или «профилактического воздействия» на слишком говорливых граждан. Советские органы госбезопасности уже к началу 1930-х гг. создали, пожалуй, самую разветвленную в мире систему тайного осведомления, при которой стукачи (официально именуемые «помощниками» или «конфидентами») пронзали все слои общества.
Система тайного осведомительства строилась по тем же принципам, что и классическая внешняя разведка: агентурная сеть замыкалась на руководителя, именовавшегося «резидентом» и официально никак не связанного с органами госбезопасности. Резидент, в свою очередь, взаимодействовал с так называемым «куратором», штатным сотрудником местного подразделения госбезопасности, передавая тому полученные от агентов письменные отчеты и устно информируя о самых существенных событиях на подконтрольной территории. Резидент периодически — не реже раза в месяц — встречался с агентами, для чего использовалась сеть конспиративных явочных квартир, давал им поручения и получал письменные отчеты о проделанной работе. Документы, регламентирующие деятельность внутренних резидентур ОГПУ-НВКД-МГБ, ныне уже хорошо известны и находятся в широком доступе (например, «Инструкция о постановке информационно-осведомительской работы окружных отделов ГПУ УССР», датированная 1930 г., приведена в книге Джеффри Бурдса (Jeffrey Burds) «Советская агентура. Очерки истории СССР в послевоенные годы (1944—48 гг.)».)
Нельзя не отметить, что система внутреннего осведомления показала свою эффективность в годы Великой Отечественной войны и в последующем не только не была уничтожена, но напротив, получила качественное совершенствование и количественное расширение.
Резидентуры принципиально различались между собой по характеру объектов, деятельность которых находилась в их поле зрения. Основными их типами были так называемые «фабрично-заводские» и «колхозно-крестьянские» резидентуры. Названия эти говорят сами за себя, без пояснений понятно, какую среду такие резидентуры были призваны «освещать». Существовали и специфические, куда менее распространенные резидентуры, условно называемые «студенческими», «лагерными» (т. е. в системе ГУЛага) и т. п.
Следует различать резидентуры, созданные по всей стране секретно-оперативными частями органов госбезопасности и подразделениями уголовного розыска. Они имели разный состав, решали разные задачи и практически никак не пересекались. Советская милиция, имевшая в своем распоряжении куда меньше средств, чем органы госбезопасности, на должности своих резидентов обычно оформляла пенсионеров, имевших опыт оперативной работы, как правило, бывших сотрудников уголовного розыска. Для них зарплата резидента служила неплохим подспорьем. Госбезопасность так низко не падала и должность резидента там замещал штатный сотрудник. Остается добавить, что умный куратор обычно старался организовать работу подотчетных ему резидентур таким образом, чтобы у каждого резидента существовал сменщик, готовый быстро заступить на его место в случае выбытия (ранения, гибели, чрезвычайной ситуации в районе действия резидентуры и т. п.). Подобных сменщиков называли «запасными резидентами», обычно они входили в состав крупных либо очень ответственных резидентур.
Существовали количественные нормы по охвату территории регионов сетью резидентур, напрямую связанные с количеством населения и спецификой его занятий. На одного резидента замыкалось обычно до 30 агентов; в каждом цехе каждого завода должен был трудиться «конфидент», в цехах стратегических заводов с числом занятых 1 тыс. и более человек полагался один осведомитель на каждые 500 рабочих. Резидент не должен был работать на тех объектах, которые освещал своей работой — это требование должно было исключить возможность сведения личных счетов. Резидент никогда не давал письменных поручений своим «конфидентам» — такое правило диктовалось желанием максимально замаскировать его работу и исключить случайную «расшифровку» посторонними лицами. Кроме того, резидент никогда не принимал от агентов письменных сообщений, содержавших негативную информацию о работе партийных организаций. Оформление такого рода сведений осуществлялось только после согласования с куратором, причем резидент в своем рапорте не раскрывал источник компрометирующих сведений, принимая всю ответственность за точность сообщаемой информации на себя. Резидент никогда не имел при себе либо по месту жительства документов, доказывающих связь с органами безопасности, а также табельного оружия (он мог владеть оружием лишь в той степени, в какой это допускалось для обычного советского человека). Ни при каких обстоятельствах резидент не мог раскрывать свою причастность к органам госбезопасности перед посторонними лицами или обращаться к ним за помощью для преодоления трудностей в процессе исполнения служебных обязанностей. Все недоразумения с правоохранительными органами резидент должен был решать через своего куратора. Даже на допросе у прокурора резидент не мог раскрыть свою должность и персональный состав резидентуры — он мог лишь попросить прокурора связаться с куратором. Другими словами, резиденты советских органов госбезопасности не могли оставлять никаких следов своего существования в документах иных ведомств.
КГБ и его преемники в постсоветской России никогда официально не раскрывали численный и качественный состав резидентур, однако сейчас мы можем составить довольно полное представление о распространенности этих структур на основании данных, преданных огласке Службой безопасности Украины. Эти данные упоминавшийся выше американский исследователь Д. Бурде привел в своем весьма информативном исследовании «Советская агентура: очерки истории СССР в послевоенные годы (1944–1948 гг.)», изданной в Нью-Йорке в 2006 г. на русском языке. По архивным данным советской госбезопасности, на территории УССР по состоянию на 1 июля 1945 г. числились 175 резидентур, на связи у резидентов находились 1196 агентов, действовавших под прикрытием и работавших на возмездной основе, а также 9843 осведомителя. Ни резиденты, ни их агенты и осведомители, разумеется, ни при каких условиях не раскрывали свою связь с органами государственной безопасности. Как видим, «внутреннее осведомление» представляло собой всеохватную сеть с колоссальным документооборотом! Внутренние резидентуры госбезопасности проводили огромную работу по профилактике подрывной деятельности и протестных настроений населения, позволяя органам госбезопасности принять меры по их пресечению на ранних стадиях. На всех этапах существования и реформирования структур госбезопасности СССР этот участок их работы являлся одним из приоритетных.

Фото группы Дятлова

Отдельная нудная глава посвещена анализу пленок оставшихся от группы. Пленки эти были в архиве следователя Иванова, а после смерти дочь передала в Фонд Дятлова. Алексей Коськин отканировал их и выложил в интернет https://fotki.yandex.ru/users/aleksej-koskin/album/159797/.
Надо сказать анализ частично натянутый. Кто попал в кадр, кто нет. Однако анализ пленок показал что фотоапаратов было не 4, как в деле, а 5. Кому он принадлежал и куда делся непонятно.

Атомный блеф

Неожиданно в этой книге нашел подтверждение версии Суворова о ядерном блефе СССР, которую он изложил в последней трилогии и книге Кузькина Мать: Хроники великого десятилетия. Собственно Суворов считает, что Пеньковский по поручению генералов не хотевших войны, выдал данные о реальном положению дел с ядерным оружием СССР, чем предотвратил войну. А вот что пишет Ракитин.

Роль разведки во все времена заключалась не только в том, чтобы приуменьшать собственные силы, но и в том, чтобы преувеличивать. Другими словами — искажать истинную информацию. На протяжении всех 1950-х ядерный потенциал Советского Союза отставал от американского по всем основным показателям: числу готовых к использованию боеприпасов, суммарной мощности ядерно-го арсенала, числу стратегических средств доставки атомных боеприпасов к цели. Хрущев предпринимал огромные усилия с целью предстать в глазах потенциальных противников имеющим больший военный потенциал, нежели это было на самом деле. Экспериментальные баллистические ракеты, не прошедшие испытаний (и впоследствии так и не поступившие на вооружение), демонстрировались на парадах на Красной площади как состоящие на вооружении. Доходило до анекдотов — порой на Красную площадь выкатывались пустые транспортные контейнеры под перспективные ракеты, т. е. сами ракеты еще не существовали в металле, а о них официально заявляли как о принятых на вооружение. О самолетах, не имевших межконтинентальной дальности, сообщалось, будто они являются стратегическим бомбардировщиками и способны бомбить цели «за океаном».






Слева: «Атомный» миномет 2Б1 «Ока» калибром 420 мм, предназначенный для ведения огня ядерными боеприпасами мощностью 13 и 25 кт, проходит по Красной площади на параде 1 мая 1961 г. Работу над этим «мастодонтом» прекратили годом ранее, однако даже в 1961 г. его выкатили на обозрение иностранных военных атташе. Кстати, «Википедия» глубоко ошибается, утверждая, будто их изготовили всего 4 штуки. На самом деле была изготовлена батарея — 6 орудий, 2 из которых никогда не выезжали за пределы полигонов (на Ржевке под Питером и в Кубинке под Москвой). Поэтому начиная с 1957 г., когда «Ока» впервые была явлена иностранцам, по Красной площади всегда катались только 4 машины. Толку от них не было никакого, цель была одна — показать НАТОвским специалистам, что СССР обладает ядерной артиллерией, т. е. атомным оружием в тактическом звене. Справа: один из мертворожденных монстров, так и не принятый на вооружение РВСН, проходит по Красной площади 7 ноября 1961 г. Точнее, пустой транспортный контейнер, в который никто и не думал помещать еще не созданную ракету.

Помимо качественных искажений и явного мифотворчества политическое руководство страны всячески манипулировало цифрами, старательно преувеличивая и количество ядерных бомб, и число носителей ядерного оружия. Во время воздушных парадов тяжелые бомбардировщики по несколько раз перестраивались и «прогонялись» над головами зрителей, дабы создать впечатление у иностранных гостей, будто летают десятки самолетов. Чтобы иностранцы, разглядывавшие самолеты в бинокли и фотографировавшие их, не раскусили блеф, бортовые номера загодя закрашивались.

Этот многолетний блеф Хрущева разоблачил Пеньковский. Именно информация Пеньковского дала американцам уверенность в собственных силах в дни «Карибского кризиса» и в известной степени предопределила не очень удачный для СССР исход этой военно-политической комбинации (в принципе, задуманной и реализованной очень неплохо. Да и результат «Карибского кризиса» нельзя считать для СССР совсем уж провальным, поскольку американцы, как известно, были вынуждены согласиться на вывод собственных оперативных ракет с территории Турции и гарантировали неприменение силы против социалистической Кубы).






А вот фотографии 1967 г. Казалось бы, это совсем другая эпоха, но идеология «атомного блефа» продолжала процветать некоторое время и при Брежневе. Показанные на этих фотографиях ракеты, точнее их транспортно-пусковые контейнеры (ТПУ) на тягачах, так и не появились на вооружении Советской армии, что не мешало политическому руководству СССР на протяжении нескольких лет демонстрировать их на парадах. По поводу, так сказать, и без повода. Первый фотоснимок изображает тягач оперативно-тактической ракеты SS-X-14-Scamp (по классификации стран НАТО), второй — стратегической SS-X-15-Scrooge. Кстати, каждый из этих образцов с полным правом может быть отнесен к прорывным технологиям и концепциям своего времени. Заложенные в них идеи были развиты в ракетах последующих поколений, но к нашей шпионской истории это уже не имеет ни малейшего отношения.

Экранизации книги Ракитина

В 2013 съемочная группа ТАУ из Екатеринбурга, которая сделала первый фильм о группе в 1997 году, сняла новый фильм "Тайна перевала Дятлова. Версии - 2.". Фактически это переложение версии Ракитина. Стоит посмотреть. Правда пугает ужасный звук.


Обнаружил также сериал "Контролируемая поставка. Убийство группы Дятлова." аж из 23 серий по 50 минут. Фактически это начитаная книга Ракитина на фоне фото и картинок из книги.


Читал это исследоваение, очень похоже на правду.
Да видимо. Отправил одному историку по этой теме. Может что скажет.
Когда я слышу "это был спецназ", рука тянется к пистолету... Леш, если это убийство (что может быть), то Урал - сказочный край, и тут и без цээрушников было кому их убить.
Урал - сказочный край, и тут и без цээрушников было кому их убить.

Весь вопрос "не кому убить", а "как убить". Так, как были убиты дятловцы не оставляет сомнений - это шпионы.
на самом деле, даже сама насильственная природа смерти дятловцев не доказана. а уж "как шпионы убивают" - маэстро, просто снимаю шляпу перед вашей образованностью.
Прочитайте Ракитина, там все описано..
"как шпионы убивают" - так же как бойцы ММА, ломают ребра и кости руками и ногами, согласитесь неподготовленному это сделать не возможно. Поскольку ММА тогда не культивировалось, остается предрасполагать что такими навыками владели исключительно подготовленные люди, суть "шпионы" если хотите...
ЗЫ
Так вы читали ракитина?
Осталась малость.

Теперь дятловедам-ЦРУшникам надо что-нибудь придумать про то, как спецназ ЦРУ не один день разборчиво, методично избивал и глумился над туристами, зафиксировав руки, а Дятлову также и ноги... Троих первых убитых даже придержал до разложения мягких тканей лица до апрельской выкладки - чтоб поменьше было вопросов к состоянию тканей...











И так далее. Не избит только Тибо. Целый и самый свежий из трупов. На нем только один удар в челюсть и один в череп, смертельный, предметом вроде обуха...

Для нанесения всего этого времени должно быть много у ЦРУ, но всем дятловедам всех окрасов запрещено трогать время и место гибели – "02.02.1959 под Отортеном", оно священно и неприкосновенно. И самый главный запретный факт для всех дятловедов-ЦРУшников, ГРУшников, КГБшников, МВДшников, медведников, лавинщиков, инфразвучников, ракетников, секретников, инопланетников, мансийщиков, убивальщиков всех мастей - подлог съемок и похода.

26.01.1959 группа выехала из Вижая в место окончательного пребывания и смерти. На том и кончился их поход. Тела принесены, съемки сфальсифицированы. Объективно это конец дятловедению. Здесь про то, если интересно - Фальшивые фотосъемки, странности дневников, конец истории группы Дятлова


Edited at 2019-05-21 03:52 am (UTC)